Принцип таргетной терапии рака молочной железы, применяемые препараты и эффективность

Лечение рака молочной железы заключается в удалении массива злокачественных клеток, которая могла быть до этого уменьшена в размерах с помощью лучевой терапии или специальных препаратов (химиотерапия и гормонотерапия), с последующей профилактикой рассевания злокачественных клеток по кровеносному или лимфатическому руслу.

К сожалению, как химиотерапия, так и облучение различными изотопами, необходимые для профилактики рецидивирования и метастазирования карциномы, являются токсичными для организма методами. Улучшить их переносимость можно, если дополнять лечение препаратами, не действующими на  здоровые клетки. На это рассчитана появившаяся не так давно методика – таргетная терапия рака молочной железы.

Суть методики

Таргетная терапия рака груди

К 90-м годам двадцатого века ученые открыли и изучили большинство ключевых механизмов, регулирующих деление и выживаемость раковых клеток. Стало известно, что на их поверхности имеются особые рецепторы, сигнал от которых «включает» специфические ферменты и химические вещества, и таким образом карцинома постоянно растет, обходит иммунную защиту и может метастазировать.

Структур подобного строения в здоровых клетках нет. То есть, если организовать «адресную доставку» конкретно к опухолевым составляющим, можно остановить прогрессирование карциномы. Именно в этом и состоит суть таргетной терапии («таргет» в переводе с английского означает «мишень»).

Подобный вид лечения рака молочной железы является особым подвидом медикаментозной терапии, и может применяться как вместе с препаратами для «классической» химиотерапии, так и без них. Таргетная терапия не предполагает отказ от лучевой терапии или операции.

Большинство препаратов, применяемых для таргет-лечения, не уничтожают клетки карциномы молочной железы. Они подавляют механизмы, благодаря которым:

  • или отдается команда к их делению;
  • или ранее блокировалась их дифференцировка, из-за чего опухоль была менее дифференцированной, то есть – более быстро делящейся и злокачественной.

Виды таргетных агентов

Препараты для таргетной терапии при раке молочной железы позволяют длительно сдерживать рост опухоли или уменьшить массу находящихся в ней клеток. Такой перевод рака из крайне агрессивного и непредсказуемого состояния в хоть и злокачественное, но вялотекущее заболевание, является целью не худшей, чем полное излечение.

Агенты таргет-терапии, одобренные для лечения маммарной карциномы, разделяют на три больших группы:

  1. Средства, направленные на определенные «таргеты»-мишени. Это, например, антиэстрогены или анти-HER2-средства: Герцептин, Лапатиниб.
  2. Препараты, которые должны ухудшить условия существования опухоли. Это, к примеру, антиангиогенные средства (ангиогенез – это развитие новых сосудов, в частности, внутри опухоли).
  3. Лекарства, подавляющие передачу сигнала внутри массы раковых клеток. Большинство таргет-агентов еще проходят фазы клинических исследований.

Большинство данных препаратов относятся к классу моноклональных антител. Это молекулы, идентичные тем, которые образуются при вторжении в организм чужеродного агента.

Плюсы таргетной терапии

Применение подобного лечения:

  • оптимально на ранних стадиях патологии, но также приносит хорошие результаты таргетная терапия, проводимая при раке молочной железы с метастазами;
  • возможно, когда противопоказана химиотерапия;
  • позволяет избежать коррекции уровня гемоглобина;
  • обладает минимальными побочными действиями;
  • в сочетании со стандартными видами терапии санкционирует значительное снижение риска появления подобной же опухоли после ее удаления и облучения ложа;
  • увеличивает процент выживаемости.

Анти-HER2-терапия

HER2 расшифровывается как рецептор 2 типа к молекуле под названием «человеческий ростовой эпидермальный фактор». Особенностью такого рецептора (вещество белковой структуры, расположенное на опухолевых клетках) является способность распознавать большинство сигналов от молекул-активаторов роста. Когда подобных рецепторов появляется много (это наблюдается в около 30% случаев рака молочной железы), это значительно ухудшает выживаемость и чаще вызывает рецидивы, если применять только стандартные терапевтические методы.

Выходом является применение блокаторов HER2- фактора. Основным из них является трастузумаб (Герцептин). Такие лекарственные средства, заблокировав сигналы рака к делению, останавливают его прогрессию.

Герцептин

Механизмы, по которым работает этот препарат, остаются неизвестными. Можно только предположить, что опухолевые клетки гибнут из-за того, что средство действует подобно антителу.

Таргетная терапия рака молочной железы Герцептином эффективна и при метастатическом раке, и при большом количестве HER2- рецепторов. Препарат дает лучшие результаты при использовании у ранее нелеченных больных – 35%, тогда как эффективность его применения у женщин, получавших до этого химиотерапию  – 15% (данные приведены для монотерапии). Он может быть использован как самостоятельно, так и в комбинации с другими препаратами.

Герцептин при таргетной терапии

Для терапии рака груди Герцептин используется уже много лет. Полученные за это время данные свидетельствуют, что он требует длительного применения: до достижения ремиссии онкопатологии его применяют в комбинации с 1-2 цитостатиками (препаратами для химиотерапии), позже женщины должны получать трастузумаб в виде монотерапии. Даже если на фоне применения Герцептина неоперированный рак прогрессирует, отменять препарат не стоит, так как он повышает выживаемость: получавшие его женщины при прогрессировании прожили (в среднем) еще 20,1 месяцев, тогда как те, кому его отменили – всего 13,4 месяца.

Герцептин эффективен для лечения HER2-позитивного рака на любых его стадиях. Он увеличивает выживаемость при этом крайне агрессивном опухолевом процессе на 40%.

Применение трастузумаба после радикальной операции, когда признаков метастазов нет, но возможные микрометастазы уничтожить нужно, одобрено FDA с 2006 года. Наилучший эффект его достигается, если он применяется совместно с таксан-содержащей терапией. Сейчас ведутся исследования, какая продолжительность применения данного препарата для таргетной терапии оптимальнее: 9 недель, 6 месяцев или год.

Герцептин эффективен и перед проведением радикального вмешательства и радиотерапии для сокращения объема операции. До его введения в неоадъювантную терапию ремиссия достигала 23-34%, а в случае HER2-позитивного рака – 10-15%. С применением трастузумаба частота достижения лечебной морфологической ремиссии составила 43-54%.

Герцептин:

  • уменьшает размеры метастазов;
  • позволяет сохранять достаточное качество жизни при неоперабельной опухоли;
  • уничтожает те единичные опухолевые клетки, которые успели распространиться за пределы груди;
  • не ингибирует иммунные силы организма;
  • вдвое снижает вероятность развития рецидива после удаления опухоли;
  • интактен для желудочно-кишечного тракта;
  • только изредка может гриппоподобные симптомы;
  • с большой осторожностью применяется у женщин с заболеваниями сердца.

К сожалению, некоторые типы маммарных карцином могут быть резистентны к Герцептину изначально, или эта нечувствительность может выработаться в процессе лечения. Это объясняется или появлением других путей, по которым опухоль начинает обмениваться сигналами, или изменением HER2-рецепторов, на которые действует препарат. В случае резистентности эффективным является дополнение таргетной терапии Лапатинибом. Это молекула, которая блокирует сразу несколько путей стимуляции клетки рака, помогает преодолеть резистентность к трастузумабу (это было доказано).

Пертузумаб

Пертузумаб при таргетной терапии

Это новый блокатор HER2-рецепторов, блокирующий несколько путей передачи сигналов роста, проходящих через эти рецепторы. Доказано, что пертузумаб может быть применен в случае неэффективности приема Герцептина, но оптимальный результат достигается при одновременном применении этих двух средств. К тому же, такая терапия хорошо переносится, не производит токсичного действия на сердце.

Trastuzumab-DM1

Это средство представляет собой смесь Герцептина с производным другого препарата – Мэйтензина. Оно совмещает анти-HER2-воздействие и одновременную доставку токсичного для раковой клетки вещества непосредственно к ней.

Плюсом таргетной терапии Trastuzumab-DM1 является его эффективность в монотерапии, без препаратов для классической химиотерапии, что улучшает переносимость.

В настоящее время сравнивается эффективность этого средства с комбинациями других таргетных препаратов, применяемых в случае, когда при мспользовании Герцептина наблюдается прогрессирование рака.

Антиангиогенная таргетная терапия

Еще в 1971 году было доказано, что сосуды, образующиеся внутри опухоли и обеспечивающие ее питание, стимулируют ее рост и обеспечивают метастазирование, прорастание в соседние ткани. Получается, что образуется «порочный круг»: новые сосуды вызывают опухолевый рост, а это, в свою очередь, приводит к появлению новых сосудов.

Во время изучения этого феномена найдена молекула, выделяемая внутренней оболочкой этих «новых сосудов». Она названа VEGF – эндотелиальный ростовой фактор. После данного открытия учеными было начато изобретение препаратов, блокирующих VEGF, тем более, что этот фактор, в отличие от HER2, имеется практически в любом типе маммарного рака.

Анти-VEGF-терапия на сегодняшний день доказала свою эффективность, но она меньше, чем у Герцептина и подобных лекарств. Используется, в основном, препарат Бевацизумаб, являющийся моноклональным антителом. Уже через полгода применения Бевацизумаба плотность сосудов в опухоли значительно уменьшается, но после его отмены уже с третьей недели отмечается повторное усиление неоангиогенеза. В результате, сделаны выводы о необходимости более длительного применения подобной терапии.

Исследования анти-VEGF-препаратов продолжаются.

Анти-PARP-препараты

Не каждый рак груди имеет HER- и  VEGF-рецепторы. Выделяют также крайне агрессивные типы карциномы. Это:

  • трижды негативный рак – нечувствительный к Герцептину, эстрогенам и прогестеронам, встречающийся в 10-20% случаев;
  • BRCA1-ассоцированный тип, отличающийся высокой степенью злокачественности при отсутствии рецепторов к эстрогенам, прогестерону.

Пока на эти виды карцином действуют только препараты для классической химиотерапии, но ведутся разработки ингибиторов PARP (полиАТФ-рибозно-полимеразные). Сама PARP восстанавливает разрывы цепочек ДНК в опухолевых клетках, что позволяет раку развиваться дальше. Если ее заблокировать, разрывы генома не восстанавливаются, возникает генетическая нестабильность карциномы, и она гибнет.

На данный момент анти-PARP-препарат Инипариб проходит клинические испытания, но первые их результаты обнадеживают: уменьшилась скорость прогрессирования высокозлокачественных карином, увеличилась выживаемость.

Таким образом, таргетная терапии в лечении рака молочной железы – это та «соломинка», которая позволяет поддерживать лучшее качество жизни как женщин с метастатическими опухолями, так и излечить неинвазивный рак железы, обнаруженный на ранних стадиях.

Исследования, проводимые в этой области, позволяют рассчитывать, что вскоре женщины с высокозлокачественными типами данной опухоли также смогут надеяться на увеличение продолжительности жизни и улучшение ее качества. На сегодняшний день трудность заключается в недостаточности достоверных онкобиомаркеров, которые бы позволили изобрести новые виды агентов для таргетной терапии.

Комментариев 1 Добавить комментарий
  • Всё, что здесь написано, правильно. Но! Это всё не является лечением. Это поддержание организма в состоянии жизни ещё некоторое время. То есть, идём за заболеванием. Что то появилось новое, начинаем изучать и подстраиваться под болезнь. А кардинального решения об излечении нет. И при таком подходе к решению проблемы онкологии, нет. Сколько людей на планете столько и будет разновидностей заболевания с небольшим исключением. Столь малым, что его даже во внимание не стоит брать. И выходит, что изучению нет конца. Это даже не круг, а геометрическая прогрессия. Выдаем за выдающееся достижение продление жизни (мучений) больного на несколько недель. На мой взгляд, медицина и исследования по лечению онкологии, ушли в сторону от решения проблемы. Идя в этом направлении, вы никогда не сможете найти решение, другим словом лечение этого заболевания. Как можно лечить то, чего не знаешь? Кто-то может сказать, почему первая клетка в будущей раковой опухоли начала своё деление? Что стало причиной этого деления, и почему оно продолжается не смотря на все усилия прилагаемые медициной? Вопросы есть, ответов нет. И такое ощущение, что даже не стремятся понять и узнать. А решение просто. На столько, что приводит к мысли, никто не желает этого знать.

Оставить комментарий